Важливо :: Життя громади :: 18 липня 2017 11:40 , Дмитро Лук'яненко
4-xutor

Краматорск: откровения столетий (ч.1)

Post начинает публикацию не издававшейся ранее книги известного краматорского Краеведа Владимира Коцаренко

Впервые любители истории смогут прочитать новую книгу Владимира Коцаренко в электронном виде. Впервые Kramatorsk Post предложит читателям полную версию рукописи. Публикации будут сопровождаться редкими фотоиллюстрациями и копиями документов из собрания краеведа – автора книги. Каждую неделю Kramatorsk Post будет приглашать вас в увлекательное путешествие по малоизвестным страницам летописи прошлого родного города

Третья книга известного краматорского краеведа В.Ф.Коцаренко «Краматорск: откровения столетий» посвящена ранее неизвестным страницам предыстории и истории г.Краматорска периода XVIII-XX вв. Материалы, которые легли в основу краеведческих очерков, являются результатом многолетней исследовательской и поисковой работы автора. Издание предназначено для историков, креведов, педагогов, студентов, учащихся и всех, кто интересуется прошлым Донецкого края.

КРАМАТОРСК: ОТКРОВЕНИЯ СТОЛЕТИЙ (часть.1)

Раздел: ИСТОКИ

Книга публикуется при поддержке руководителя ООО "Арис" Максима Копыла

БЕЛЯНСКИМ НАРЕК ЕГО КАЗАЧИЙ ХОРУНЖИЙ

В прежние времена поселок Прокатчиков неоднократно менял свое название. Лишь недавно стали известны причины, побуждавшие краматорчан переименовывать этот, без преувеличения, исторический центр нашего города.

У человеческой памяти потрясающе короткий век. И неудивительно, что сегодня в нашем городе вряд ли найдется человек, который способен вспомнить, когда же этот поселок обрел свое последнее название.

Поселок Прокатчиков — старейшее селение на территории современного Краматорска. Его основателем был хорунжий Торской кампании Бахмутского конного казачьего полка Степан Сергеевич Таранов. Начало официального утверждения С. С. Таранова на здешних землях относится к 2 августа 1752 года. Именно тогда в ответ на его прошение из Бахмутской провинциальной канцелярии последовал указ, в котором, в частности, сообщалось: “...Усмотрено им Тарановым угожее место Бахмутской провинции в Торских дачах, расстоянием от города Тору в 15 верстах, вверх Торца в урочище на речке Дальней Беленькой, к построению мельницы...”. Согласно документам, земли, которые простирались вблизи построенной мельницы, были заняты Тарановым самочинно и задолго до 1752 года.

После вступления в силу указа Бахмутской канцелярии хорунжий получил право основать здесь хутор. Датой его основания можно считать 1753 год. Хотя специалисты Института истории АН Украины не берут на себя смелость признать это и предлагают компромиссную дату — 1768 год. Хутор находился на левом берегу Казенного Торца — наискосок от устья реки Дальняя Беленькая (в просторечии — Белянка). Эта речка ныне известна как 2-я Беленькая. Она струится в Саду Бернацкого и является правым притоком р. Казенный Торец. Известно, что в апреле 1785 года здесь уже существовала деревня Белянская: господский дом и шесть дворов подданных помещика — украинцев.

В 1790 году в деревне Белянской возвели Архидиаконо-Стефановскую церковь. Деньги на ее строительство пожертвовал основатель деревни — помещик Степан Таранов. В начале XIX века благодаря наличию церкви деревня получила новый статус — село.

1-Село-Белянское_Нач-XX-век

село Белянское, нач. ХХ века. На заднем плане - Архидиаконо-Стефановская церковь

Вплоть до революции 1917 года слово «Белянское» сохранялось в названии одноименной волости, административным центром которой являлось село Белянское. Но незадолго до революции село утратило свое название. Произошло это по причине того, что к этому времени оно слилось с поселками, которые выросли вблизи станции Краматорская и завода Краматорского металлургического Общества. За ними утвердилось общее название — Краматоровка. Более ста лет центром села Белянское была ярмарочная площадь у Архидиаконо-Стефановской церкви. Краматорчанам хорошо знакомо это место: теперь эта площадь простирается возле гастронома «Весна», на окраине поселка Прокатчиков.

Датой основания прародины Краматорска – хутора, основателем которого был хорунжий Торской кампании Бахмутского конного казачьего полка Степан Сергеевич Таранов, - можно считать 1753 год. Специалисты Института истории АН Украины не берут на себя смелость признать эту дату и предлагают компромиссную — 1768 год. В апреле 1785 года здесь уже существовала деревня Белянская: господский дом и шесть дворов подданных помещика — украинцев.

Кстати, в былые времена название «Белянское» официально было закреплено не только за селом Белянское. Вначале так же назывались и два других селения, принадлежавшие Тарановым. Несмотря на то, что они находились в разных местах, в документах оба значились одинаково — сельцо Белянское. Ныне это поселки Ивановка и Петровка.

taranov_sign

подпись основателя Белянского - хорунжего Степана Таранова

Когда старинное село Белянское получило свое нынешнее название, наверное, никто уже не помнит. Однако удалось выяснить, почему это произошло. Справедливости ради надо отметить, что этим открытием мы обязаны бывшему работнику КМЗ им. Куйбышева Борису Александровичу Капустину. В 1946 году он записал свои воспоминания, и благодаря именно этим бесценным записям стали известны несколько интересных фактов из истории Краматорска.

1 января 1934 года Краматорский металлургический завод был выделен в самостоятельное предприятие и подчинен Наркомату металлургической промышленности. Первым директором КМЗ назначили Федора Федоровича Рязанова. Впоследствии оба эти события существенно сказались на судьбе Белянского.

За время руководства заводом Федор Рязанов проявил себя как прекрасный специалист, организатор и хозяйственник. Его успешная деятельность являлась, в частности, следствием мудрой кадровой политики, в основе которой лежала элементарная забота о людях. Стремясь сплотить трудовой коллектив металлургов, директор много внимания уделял созданию условий для профессионального и культурного роста трудящихся, улучшения их отдыха и быта непосредственно на заводе и за его пределами. «При Рязанове, — вспоминал Борис Капустин, — по его инициативе широко развернулось индивидуальное жилищное строительство. Федор Федорович придавал этому вопросу очень большое значение, старался закрепить кадровых рабочих за заводом. Он лично увязывал вопросы с горисполкомом и другими городскими организациями, добиваясь выделения хороших земельных участков для индивидуального строительства. И один из поселков — тот, где жили прокатчики — даже называется его именем: Рязановка.

Возрождение Белянского пришлось на период 1934-1936 гг. Столько лет пробыл на посту директора КМЗ им.Куйбышева Ф.Ф.Рязанов. Теперь мы знаем, что именно в эти годы соседями Сологубов, Санжур, Приходных и многих других коренных жителей Белянского стали работники прокатного цеха КМЗ и члены их семей. Воспоминания Б.Капустина датированы 1946-м годом. Значит, в послевоенные годы поселок еще носил название «Рязановка». Так, может, кто-то еще помнит, когда за ним официально утвердилось нынешнее название — поселок Прокатчиков?

В связи с рассказом о происхождении названия поселка Прокатчиков заметим также одно небезынтересное обстоятельство. Записи Бориса Капустина дали ответ на вопрос, который местным историкам и краеведам долго не давал покоя: почему родители Леонида Быкова в середине 30-х гг. покинули квартиру в пос. Октябрьском и перебрались на постоянное место жительства в собственный дом, выделявшийся среди прочих новостроек в поселке краматорских прокатчиков. Этот дом Федор Иванович Быков — отец народного артиста УССР Л. Ф. Быкова — построил в 1936 году. Так вот теперь мы знаем, что земельный участок для строительства дома Федор Быков получил вместе с другими прокатчиками. Документально подтверждено: в 1934-1935 гг. он работал вальцовщиком в прокатном цехе КМЗ им. Куйбышева.

ДВОРЯНЕ ШАБЕЛЬСКИЕ: ВОЕННЫЕ, ПОМЕЩИКИ, МЕЦЕНАТЫ

Обретение Украиной независимости в начале 90-х гг. XX века обусловило рост национального самосознания в обществе и, как следствие, вызвало у людей неподдельный интерес к истории своего Отечества. Последовавшее десятилетие поразило жителей Донетчины откровением времени. Благодаря кропотливой работе местных историков и краеведов, достоянием современников стали многие страницы основательно забытого прошлого. Удивительная неповторимость нашей истории, ее насыщенность событиями и яркими именами пробуждали в сердцах взрослых и детей чувство гордости за родной край. В те годы появилось немало почитателей, знатоков и просто поклонников истории города Краматорска — истинных патриотов индустриального, духовного и культурного центра Северного Донбасса.

Сын киевского шляхтича Василий Шабельский был назначен в Бахмутскую крепость командиром воинского гарнизона для охранения от частых неприятельских набегов города Бахмута и Тора Бахмутских и Торских соляных заводов.

Но ошибается тот, кто наивно полагает, будто местная история изучена досконально. Прошлое по-прежнему хранит много тайн. К разряду «белых пятен» относятся, например, подробности заселения нашего края. Остаются неизвестными судьбы многих персонажей краматорской предыстории, завершившейся в 1868 году. События, которые происходили в здешних местах во второй половине XVIII — первой половине XIX вв., требуют дальнейшего изучения. Нам интересны биографии героев своего времени — основателей краматорских поселков Беленькое и Шабельковка. Незаслуженно забыты их предки, утрачены имена потомков — все они покоятся где-то под обломками столетий. И только архивные документы способны поведать тайны, которые, казалось, безвозвратно унесены в никуда.

Настало время возвращать долги. Следует распахнуть двери в прошлое, оказать ему должный прием и заслуженное внимание — чтобы честь по чести. Только так можно надеяться на благосклонность времени, ожидать, что оно возвратит нам некогда славные имена. Как это произошло в случае с дворянами из рода Шабельских.

КИЕВСКИЙ ШЛЯХТИЧ 

Доказывать свою принадлежность к дворянскому сословию Шабельские всегда начинали с упоминания Павла Самуиловича Шабельского. Согласно их «поколенной росписи», впервые составленной в 1808 году на основе документов, которые передавались из рода в род, «Павел Самуилов сын Шабельский поступил под Российскую державу из польского Шляхетства города Киева в 1686 году»2. Разумеется, своими корнями дворянский род этого киевлянина простирался во времени значительно глубже. Но этот год появился в генеалогическом древе Шабельских совсем неслучайно.

Весной 1686 года Польша и Московское государство заключили Вечный мир, который в одночасье аннулировал прежние договоры Московии с Турцией и Крымским ханством. Одним из условий вступления Московского царства в антитурецкую «Священную Лигу» было признание Речью Посполитой за русскими царями права на Левобержную Украину, Запорожье, Новгород-Северскую землю и, что принципиально важно, на город Киев.

Нашу древнюю столицу польский король уступил после длительных переговоров и споров с московитами. Заключить союз с Москвой Яна Собеского принудили неудачные военные походы против турок. Очевидцы уверяли, что во Львове в присутствии боярина Бориса Шереметева и окольничего Чаадаева он со слезами на глазах скрепил договор присягой: Польша отказалась от Киева, как говорится, с болью в сердце. Какие последствия для Украины имел отказ России от мира с Турцией, хорошо известно. На эту тему историки написали немало книг и научных трактатов. Однако сегодня у нас есть все основания утверждать, что результаты союза России с Речью Посполитой сказались и на истории Слободской Украины, Донецкого края, а также на предыстории города Краматорска. Как оказалось, многие страницы в летопись нашего края вписали представители шляхетного рода Шабельских, чьи судьбы предопределил Вечный мир 1686 года.

В конце XVIII века Шабельские стали хлопотать об официальном зачислении себя во дворянство путем внесения соответствующих записей в родословные дворянские книги. И теперь у нас есть возможность узнать, когда представители этого замечательного рода появились в нашем крае, когда и как их судьбы переплелись с давней историей городов Бахмута, Славянска и Краматорска.

Для записи в родословную книгу имело значение лишь время пребывания Шабельских под властью дома Романовых. По этой причине «поколенная роспись» могла начинаться только с того из них, кто первым присягнул на верность русскому царю. Как видим, это случилось в 1686 году, когда был заключен Вечный мир между Польшей и Московской державой и жители Киева стали подданными последней. Естественно, потомки киевского шляхтича не могли восстановить основные вехи его жизни, чтобы отразить их в своей родословной. Павла Шабельского и его правнуков разделяло целое столетие. По причине давности не изобилуют подробностями биографии сына и двух внуков Павла Самуиловича. К сожалению, никто из них не удосужился описать собственную жизнь и оставить после себя хотя бы субъективное отражение эпохи, свидетелями которой они были. И все же самые важные факты время для нас пощадило. Это видно по тому, какую роль они сыграли в судьбе каждого из героев нашего повествования.

НА СТРАЖЕ ЮЖНЫХ РУБЕЖЕЙ

Летом 1696 года второй Азовский поход русских войск совместно с украинскими казаками завершился победой православного оружия: наконец-то турецкая крепость Азов была взята. Не мешкая, царь Петр постарался закрепить свой успех и повелел начать строительство новых крепостей на северном побережье Азовского моря. В 1697 году, находясь за границей, он уже получал известия из России о том, что в районе Азова возводились крепости Алексеевская и Петровская, Троицкая — на мысе Таганрог, а рядом — Павловская. Вероятно, тогда же, а может, несколько позднее, в устье реки Миус, вблизи Таганрога, была возведена и крепость Семеновская. Одному Богу известно, когда и как в ней объявился и стал служить в чине ротмистра Василий Павлович Шабельский — сын родоначальника династии Шабельских.

Военная удача переменчива. Достаточно обратиться к истории войн эпохи Петра Великого — «государя всея Руси», чтобы убедиться в этом. После «виктории» под Полтавой в 1709 году русские войска практически не знали поражений. Но вот наступил 1711 год. Подстрекаемая Карлом XII, Турция объявила России войну. Мы знаем, чем она завершилась: крупная неудача в Прутском походе подтолкнула Петра к заключению с турками крайне невыгодного для России мирного договора. Одним из его условий явилось требование Турции вернуть ей Приазовье. Прежде всего, это означало сдачу Азова. Троицкую и другие крепости русские вынуждены были разрушить. В итоге у их крайне раздосадованного царя основательно испортилось настроение. А вот у Василия Шабельского — «Царской Всероссийской службы Ротмистра» — тогда круто переменилась вся жизнь.

Отныне треволнения, хлопоты и повседневные труды захватили ротмистра, чтобы не покидать его больше никогда. Архивный же документ всего лишь в нескольких строчках скупо и бесстрастно отразил главное событие в его жизни: «…В прошлом де 1711 году, по сдачи города Азова и по разорении Троицкого, что Таганрог, по указу… Петра Великого и по разбору генерала-адмирала графа Апраксина с усть реки Миуса и крепости Семеновской переведен в Бахмутскую крепость … ротмистр Василий Павлов сын Шабельский с командою для охранения от крымских частых неприятельских набегов города Бахмута и Тора Бахмутских и Торских соляных заводов…». Упомянутая в документе Семеновская крепость наряду с несколькими редутами и такими же крепостями — Черепахой и Павловской — образовывали одну оборонительную линию между Азовским морем и Миусским лиманом. После сдачи Азова и разорения приазовских крепостей южная граница России вновь отодвинулась к северу. Крепости Бахмут (ныне г. Бахмут — В. К.) и Тор отныне становились ее главными опорными пунктами для отражения татарских отрядов, беспрестанно устремлявшихся в наш благодатный край.

3-Бахмутская-крепость

Бахмутская крепость

1711 год открыл новую страницу в родословной Шабельских. На этот раз — бахмутскую. О появлении первого Шабельского в нашем крае в печатных источниках упоминалось лишь однажды: в 1906 году, в книге Л. П. Гаевого «Краткое историко-географическое описание Бахмутского уезда». Коротко перечислив результаты Прутского похода 1711 года, Гаевой писал: «В Бахмут были проведены тогда из Таганрогской крепости (города Семеновского) все войска под начальством Шабельского…». С момента выхода в свет книги, посвященной истории крупнейшего уезда в России, прошло почти столетие. И вот теперь мы снова обратились к давно забытому прошлому, имея возможность уже на документальной основе дополнить сведения Л. Гаевого — школьного учителя из села Луганское.

Служба Василия Шабельского в Бахмутской крепости протекала беспокойно. Частые приходы в ее окрестности татар, осмелевших после сдачи Азова, держали в постоянном напряжении обитателей городка, сезонных солеваров и воинский гарнизон. Ротмистру доводилось не только сражаться с незваными гостями — на плечах коменданта крепости лежало много других забот. Стремясь уберечь от степных разбойников «служилых» лошадей и домашний скот, в 1714 году ротмистр подал челобитную в Бахмутскую провинциальную канцелярию с просьбой отвести ему «лугов и распашной земли» для их безопасного содержания, а также для заготовления сена. Приглянувшаяся Шабельскому земля находилась в некотором отдалении от крепости — между слободами Бахмутской провинции и слободой Краснянской, близ Донца, в урочище Перерва. В канцелярии уважили просьбу коменданта и приняли необходимое решение.

Годы текли, словно песок сквозь пальцы. Давно исчезли следы на дороге, которая привела Василия Шабельского в этот пустынный край. И о возвращении назад, к родному киевскому порогу, он даже не помышлял — исправно нес государеву службу и жил-поживал, добро наживал. В тревожных буднях приграничья вырастали его сыновья. Здесь, на бахмутской земле, ротмистр обосновался и глубоко пустил свои корни.

У Василия Павловича Шабельского было два сына — Прокофий да Иван. Оба они пошли стопами отца — с оружием в руках защищали Бахмут и его округу от татарских набегов.

Сведений о Прокофии Шабельском сохранилось крайне мало. Архивные источники сообщают, что женат он был на дочери казака Изюмского слободского полка Евстафия Киянца — Матрене, имел двух сыновей. Служил Прокофий Васильевич ротмистром так называемой «Бахмутской компании», расквартированной, очевидно, в Торе. Содержание его жизни отражает всего лишь один указ, который ему выдали на руки 20 апреля 1738 года (здесь и далее даты указаны согласно старому стилю. — В. К.). В изложении на гербовой бумаге оно сводилось к следующему: «Бахмутской провинции ротмистр Прокофий Шабельский, обретающийся в Российской службе с 1729 года, был против неприятеля в разъездах, разбивал их партии и освобождал Российских пленников, за каковые его ревностные службы по Высочайшей Милости дано ему денежное награждение тридцать рублей с обнадеживанием Императорскою милостию впредь, что в перемене его ранга в Слободские полки или в другие Казацкие компании отставлен не будет». Очевидно, этот указ предшествовал завершению военной карьеры ротмистра. По крайней мере, известно, что в 1739 году Прокофий Шабельский был «отставлен от службы». Случилось это после окончания войны с Турцией 1735-1739 гг. Возможно, его отставка была связана с болезнью или ранением — истинную причину, судя по всему, узнать не удастся.

До 60-х гг. XVIII века пограничную службу на южнорусском рубеже в районе Бахмута несли казаки Изюмского слободского полка, Бахмутского гарнизона, а позднее — казаки Бахмутского конного казачьего и Луганского пикинерного полков. Судьба сыновей Прокофия Шабельского и его родного брата Ивана Васильевича Шабельского была тесно связана с Бахмутским конным казачьим полком. Об этом свидетельствуют документы Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге.

В 1748 году полковника Ивана Васильевича Шабельского назначили командиром Бахмутского конного казачьего полка. В 1764 году императрица повелела учредить Новороссийскую губернию, которую в марте следующего года разделили на три провинции: Елисаветинскую, Екатерининскую и Бахмутскую. Первым начальником Бахмутской провинции стал полковник Иван Шабельский. К тому времени сформировали и Луганский пикинерный полк. Очевидно, Иван Васильевич уже оставил полковую службу и посвятил себя хозяйственным и гражданским делам, касавшимся жизнедеятельности провинции, соляного промысла и непосредственно Бахмутской крепости.

В книге «Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии» находим сведения о том, что в 1776 году И. В. Шабельский получил 6 тысяч десятин земли в ранговую дачу Бахмутской заводской соляной конторы — как ее начальник и комендант Бахмутской крепости. На подаренной земле он основал «во имя свое» слободу Ивановку и заселил ее людьми. Слобода располагалась при речке Вершина Ближних Ступок, неподалеку от Бахмута (тогда — в Бахмутской провинции Азовской губернии). 23 июля 1783 года по инициативе Ивана Васильевича в слободе состоялась закладка церкви Иоанна Крестителя. Ее строительство завершилось через пять лет — 6 мая 1788 года, а освящение состоялось 7 октября того же года.

Среди скупых сведений из жизни коменданта Бахмутской крепости обращает на себя внимание один весьма примечательный и довольно красноречивый факт, характеризующий его как человека. Шляхетная душа Ивана Шабельского, вероятно, не настолько очерствела, чтобы лишиться чувства прекрасного и тяги к учению. И хотя сам полковник нраву был сурового, не любил жить на показ, а для занятий у него просто не оставалось времени, свои замыслы он реализовал в сыне Семене.

В 1759-1760 гг. учителем сына коменданта Бахмутской крепости Ивана Шабельского был известный украинский философ Григорий Сковорода.

По воле отца Семену довелось учиться в Харькове. Там судьба уготовила ему счастье встретить самого Григория Саввича Сковороду, а затем в продолжение года познавать мудрость этого замечательного философа. В Харьковское училище — школу «пиитики» — Семена определили 18 октября 1757 года. А через пару лет в этом же училище должность учителя поэзии «принял» Г. Сковорода. Благодаря ему учеба Семена Шабельского стала достоянием истории. Сковорода собственноручно составил список («каталог») учеников, занимавшихся у него с 1 сентября 1759-го по 15 июля 1760 года. Среди них значился «Симеон Шабелский, Багмуцскаго козацкаго полку полковника Иоанна сын». На момент составления «каталога» школяр уже освоил «синтаксимы», и учителю предстояло обучить его «пиитикы». В ту пору прилежному ученику было всего лишь 15 лет от роду.

Потом жизнь Семена Шабельского складывалась обыкновенно. Он стал военным, дослужился до чина поручика. Только спросить бы кого: на радость ли отцу и матери, которые воспитали солдата с душой поэта?

Владимир Коцаренко

конец первой части. Продолжение следует

Інші статті на цю тему

nika
foto-starogo-kramatorska-park-puskina
anna-yurchenko

Она получила 3,5 года за "антисоветчину", а в тюрьме познакомилась с Олексой Тихим

коментарі