Цікаво :: Люди К. :: 13 квітня 2021 14:29 , Олена Круглова
otec-igor-zastavka

“Хоч би батюшка раз приїхав та показав свій байк”

История о духовных поисках, вере и мирских увлечениях одного незаурядного священника - байкера, каратиста и без пяти минут пилота собственного гирокоптера

Чуть поодаль от входа в парк Юбилейный, по одноименной улице, без привычных золотых куполов и высоких колоколен стоит скромная церквушка. Это приход ПЦУ. И его настоятель - отец Игорь.

Церковь ПЦУ по улице Юбилейной

Он слушает рок-музыку, ездит на байке и участвует в соревнованиях по каратэ.

Как такое вообще возможно? И как ему удается разрушать стереотипы о православных батюшках, мы решили узнать у него самого.

Отец Игорь дает интервью

Беседа начинается нестандартно. Отец Игорь достает телефон и показывает записи рок-концерта: “О! А где мы недавно были!, - говорит он. - Водил Мишу на концерт “Ворона”. Они исполняют каверы “Арии”, а голос солиста не отличить от Кипелова. Мне кажется, в некоторых моментах даже покруче! Хороший концерт.”

“Все позволено, но не все полезно”

Миша - младший сын отца Игоря. И отец Игорь таки водит его на рок-концерты.

Отец Игорь, настоятель прихода

“Сын растет. И мне хочется показать ему все. Дать ему пояснения всему, - говорит он. - Потому что, если сын не услышит пояснений от меня, то услышит от кого-то другого. Ведь на самом деле, концерт - это музыка и песни. А не вот это, назовем так, фривольное шоу. Ведь когда слушаешь те или иные песни, надо понимать, что люди пишут их на эмоциях. И не все тексты полезны. И в рок-музыке, и в других музыкальных направлениях достаточно много провокационных вещей. Я учу сына их различать: показываю, прошу подумать и сделать правильные выводы.”

Отец Игорь считает, что православная вера не является законничеством, строгим сводом правил и только. Она является путем познания: себя, своей жизни, духовных ценностей и духовных закономерностей.

“Законничеством нельзя заменить ни любовь, ни милосердие. Православие намного глубже, - говорит он. - Апостол Павел сказал про человека: “Все мне можно, но не все полезно”. Буквально, все мне можно, но ничего не должно мной обладать. То есть человек должен жить так, чтобы всем пользоваться, но не отдавать этому свое сердце и душу, ни к чему не привязываться, жить свободно.

Ведь человек вообще призван к свободе. Тот же апостол Павел говорил: “К свободе призваны мы, братья. Лишь бы свобода не стала вам соблазном в грех”.

А что такое свобода? Свобода - это не просто что хочу, то делаю. Свобода - это возможность самому избрать правильный путь и идти по нему.

А избрать правильный путь - это наоборот в каких-то случаях ограничение себя, сдерживание. Ведь, например, неполезно избыточно есть. По сути, это привязанность к еде. Поэтому для освобождения от этой привязанности, желательно ограничить себя в употреблении большого количества пищи.

И вот когда человек по-настоящему свободен, он абсолютно сознательно выбирает ограничения, и все вокруг него и в его жизни все начинает складываться.”

То же касается и занятий каратэ. Отец Игорь, как священник православный, считает, эту тему спорной, поскольку она связана с восточным культом, который может быть большим соблазном для людей.

Сам Игорь занимался каратэ еще до прихода в православие.

“В плане восточной философии мне очень даже повезло, - говорит Игорь. - У меня был замечательный тренер Евгений Малкин и он мне сказал: “Выбрось всю эту философию из головы. Эта философия зачем тебе? Ты же не собираешься становиться шаолиньским монахом. Ты пришел спортом заниматься? Вот и занимайся спортом.”

“Потому что то традиционное каратэ, которое изучают японцы, ничего общего не имеет со спортивным каратэ, кроме самой формы движения, - считает отец Игорь. - Да, в древней Японии какие-то сакральные вещи, связанные с какими-то божествами, закладывались в эти движения. Но как православный священник скажу, что все эти божества - ни что иное, как бесы. Любая оккультная наука всегда сталкивает человека с темными силами. Они очень хорошо маскируются, но для души человека это не полезно. Поэтому занимался и занимаюсь им как спортом.”

Отец Игорь также говорит, что человек, чтобы быть активным и иметь возможность лучше и больше служить Богу и людям, должен держать себя в форме. Он рассказывает о большой ответственности священника не только перед собой, своей семьей, но и перед большим количеством людей, которых он учит и служит примером для них своим поведением, своим общением и своей верой.

“От осознания своей ответственности священник живет в постоянном напряжении, - рассуждает отец Игорь. - И священник, как никто другой, знает о своих грехах, знает о своих страстях. Нет на земле людей совершенных. А священники - самые грешные, потому что знают и грешат. Знаешь, что нельзя осуждать, а осуждаешь иной раз. Знаешь, что нельзя раздражаться, а на что-то раздражаешься. Знаешь, что нужно примером быть для других, а где-то какие-то соблазны допускаешь все равно. И это ответственность большая, она постоянно разъедает.

Было одно время, я перестал заниматься спортом. И очень быстро попал в больницу. Начались какие-то симптомы, похожие на болезни сердца. И после обследований всяких я просто понял, что это мощный невроз, который вытащил из меня все силы.

И чтобы исправить ситуацию, вернулся в спортзал не как адепт каратэ, а просто в спорт. Потому что спорт очень положительно действуют на организм, в целом.”

Недавно Игорь участвовал в соревнованиях, но, по его словам, поучаствовать получилось случайно, без предварительной подготовки - попросил тренер.

“Тренер сказал: “Надо!” Значит надо. Пошел выступать, - рассказывает Игорь. - А запал наверное остался с юности, навыки еще какие-то. Поучаствовал - получилось.” 

От первого мопеда до самодельного чоппера и при чем тут бабушка с дедушкой

Увлечение ездой на двухколесном транспорте началось в детстве. Первый мопед Игорю купила бабушка. Ему было тогда 12 лет.

“Я поехал бабушке на полях помогать. Заработали там денег. И мне купили мопед, - вспоминает Игорь и добавляет не без иронии. - Полуразобранный. Как обычно.”

Отец Игорь участвует в байк-фесте "Воинов ветра"

Мопед они с отцом собрали за несколько дней. И с этого все началось. Сначала один мопед был, потом второй. С 16 лет Игорь жил в Норильске, куда переехали его родители, там увлекся мотокроссом - ледовым спидвеем. Участвовал в соревнованиях.

А перед армией купил себе уже мотоцикл “Ява”.

“Своеобразный мотоцикл. На нем разбился один раз ночью, - рассказывает Игорь. - Но благодаря мотокроссу у меня уже был опыт падений. Я сгруппировался и просто катился-катился, потом встал - руки-ноги целы, вроде не поломался, голова целая. Пошел собрал по дороге мотоцикл. Завелся... И опять упал. А там, оказывается, крыло просело и заклинило колесо. Я это крыло оторвал и выбросил. Так и доехал домой. Утром уже поехал в травмпункт - рука болела.”

После армии Игорь увлекся новым для тех времен байкерским движением.

Байк-фест

“Это было интересно, захватывающе. Свобода!, - говорит он. - И самое главное наверное это то, что была возможность переделать мотоцикл. Советские мотоциклы всегда отличались тем, что идея была хорошая, а сделано было, как всегда. И в стоковом варианте на них невозможно было нормально двигаться.

Тогда же из фильмов узнал, что есть хорошие мотоциклы и ездить можно в удовольствие. Появились в городе и первые байкеры. И мне тоже захотелось сделать свой байк.”

В 25 лет Игорь вернулся в Краматорск. Потом у него появился мотоцикл ИЖ, который Игорь переделал сам.

“Я тогда работал на СТО автомехаником. И у нас была хорошая возможность для всяких технических экспериментов: там был хороший станочный парк и сварочный аппарат, - рассказывает Игорь. - И я тогда по вечерам после работы начал его строить. Эти эксперименты ночами - это было, конечно, интересно.

И когда он поехал первый раз, это было непередаваемое ощущение! От того, что ты сам построил его с нуля практически: от ИЖа осталась только вилка, колеса и маятник. Все остальное было переделано, переварено, урезано. Красивым получился! Единственное, с покраской страдали - красили из баллончиков.”

Потом Игорь купил себе тяжелый “касик” (мотоцикл К-750). Тоже в полуразобранном состоянии. Продавцом был пожилой человек.

"Касик" отца Игоря

“Приехали с другом к этому дедушке в поселок. Мотоцикл стоял там на пеньках, - вспоминает Игорь. - О том, чтобы завести его, не было никакой речи. Мы его прицепили, как прицеп, к моей машине. Друг сел на него: благо, с коляской тот был. Так и притащили его ко мне на СТО.

Коляску отцепил, мотоцикл разобрал. И начал его переделывать. Где-то через два месяца он поехал. И в нем была масса интересных решений: было поставлено сзади автомобильное колесо. На таких в городе ездили единицы. Причем поставлено оно было правильно, по законам механики.”

Байк, действительно, получился уникальным и с точки зрения технических решений, и с точки зрения дизайна. В байкерской среде тогда многие ездили на переделанных из советских тяжелых мотоциклов чопперах. В большей степени это было вызвано невозможностью приобрести настоящий импортный байк. Поэтому многие покупали мотоциклы отечественного производства, а потом искали ресурсы, чтобы их переделать “под харлей”. Немногие рисковали переделывать мотоциклы самостоятельно, а получалось достойно и технически грамотно у единиц.

“Мне наверное повезло. Мой дед - заслуженный изобретатель СССР, - рассказывает Игорь. - Он с самого детства технически меня подковывал. Он меня учил чертить, читать чертежи. Он постоянно рукодельничал, постоянно что-то делал. И мое желание постоянно что-то делать - от него. Плюс школа, физика.

В советское время интернета не было, но была масса технических журналов. И вся эта информация для молодого пытливого ума... она просто сгорала там, как в топке. Все было интересно, все хотелось попробовать. Поэтому технические знания привиты были мне с детства. И уже после армии я обучался в Запорожье у корейцев на Автозаз Дэу. Получил там два диплома: первый по механической специальности, а второй - это менеджер по продажам.”

Новый проект отца Игоря

Несколько лет назад Игорь продал свой “касик”. Купил импортный мотоцикл и, конечно, решил его усовершенствовать. Новый эксперимент продолжается.

Мотоцикл отца Игоря в процессе перестройки

Мне бы в небо или не байком единым

Еще Игорь с детства любит самолеты и до сих пор мечтает летать. Дома оборудовал себе настоящий тренажер для пилотов. И летает виртуально. Пока виртуально.

Авиаслет в Житомире

Авиаслет в Житомире“У меня появилась возможность поехать в Житомир на авиаслет, - рассказывает Игорь о первом опыте полета. - Поехали с приятелем. Посмотрели и, конечно, захотели полетать. Начали искать там людей, у которых можно было бы попросить покататься за бензин. Нашли одного дядечку, который согласился.

Я сажусь в самолет, мы взлетаем. Волнительно! Я ему рассказал, что у меня дома тренажер, я тренируюсь. А он мне говорит: “Принимай управление!”. Я взял штурвал, понял приборы и полетел. Он мне говорил курс, высоту. Конечно, он меня подправлял в процессе и взял управление уже перед самой посадкой. Очень понравилось! А потом с приятелем полетали на автожире - тоже очень интересная штука! (автожир, гироплан или гирокоптер - летательный аппарат со свободно вращающимся несущим винтом). А этот мой товарищ - такой же “придумкуватый”: мы полетали на автожире - ему тоже понравилось. И он говорит: “Давай делать!”  Я: “Давай!”

И теперь они строят автожир в гараже приятеля. По словам Игоря, в большей степени тот справляется сам.

“Я прихожу, в основном, чтобы какие-то вопросы решить, - поясняет он. - И вот сейчас к весне готовимся начать первые облеты.”

А вообще у Игоря есть идея создать в Краматорске авиаклуб и устраивать экскурсионные полеты, чтобы у всех желающих была возможность прийти и за символическую плату полетать с опытным пилотом.

О вере и церкви

Как и множество людей, от церкви Игорь был далек. Хотя с детства помнил, как на Пасху ходил в церковь с бабушкой.

“Мне наверное было лет около пяти. И я помню это количество людей, ночь, пение, свечи, запах ладана. Я помню даже, как меня причастили. И мне это в душу запало. А потом, когда в жизни начались какие-то негаразды, события, которые ставят подножки, я всегда знал, куда пойти.”

Служба в церкви

Игорь рассказал, что основные проблемы начались в бизнесе, который он пытался организовать. Нервозность и напряжение сказывались на всех сферах жизни.

“У меня был знакомый священник, я к нему приезжал, когда начались серьезные проблемы в жизни, как и у многих людей, я думаю, что такое бывает, - продолжает Игорь, -  Мне было около 30 лет. Я к нему приезжаю, рассказываю ситуацию. А он мне говорит: “А что ты делаешь?” Я говорю: “А я и не знаю, что делать. Ну, молитву читаю.” А он: “Правильно. Молитву обязательно читай. Лукавый тебя бьет, а ты его бей молитвой”. И я со всем оптимизмом спрашиваю: “И сколько нужно молиться?”. А он на меня посмотрел так и улыбнулся: “Всю жизнь.”

Тогда Игорь понял, что в этом есть что-то, чего он не понимал и не знал. Начал читать литературу, искать ответы, регулярно заезжая на богослужения. И всегда видел один и тот же результат.

“Вот неделя проходит, и к ее концу я устаю - масса событий, масса негатива накапливается, - делится он. - Я приезжаю в храм, побуду часик-два - я выхожу новым человеком. С новыми силами, с новыми планами. Я абсолютно другой. Я тогда не знал, что происходит. Знал только, что Господь помогает. Как помогает? Вот тем, что я чувствовал. Для меня это было явно и реально.”

Панихида

Прошло какое-то время и Игорь познакомился еще с одним священником, который посоветовал ему приобщиться к служению. К тому времени благодаря изучению духовной литературы у Игоря уже сложилась некоторая картина того, что происходит с человеком и с его жизнью.

“Есть четкая закономерность, я начал ее понимать. Чтение духовной литературы открывает человеку глаза, - поясняет Игорь. - Человек без этого слепым ходит и спотыкается. Потому что кроме физических законов, в мире есть законы духовные. Они несравненно более мощные, более глобальные, но действуют гораздо медленнее, чем законы физические.

Если, допустим, человек решит выйти через окно 9-го этажа быстренько сбегать в магазинчик, то он сбегает не в магазинчик, а на кладбище. Физический закон тяготения его накроет моментально. И он получит воздаяние за свою глупость.

В духовном мире происходят такие же точно вещи. Когда человек живет по законам духовным, не нарушая их, с ним не происходит ничего плохого. Наоборот, человек растет, возрастает, в чем-то развивается. И его жизнь становиться более ровной, спокойной и наполненной. А когда человек начинает нарушать духовные законы и не меняет себя, то у него начинаются серьезные проблемы. И вот, в общем, я как бы эти вещи начал понимать и, общаясь со священниками, получал их одобрение в правильности своего понимания.”

Он начал больше служить, помогать на службах, учился, наблюдал. И через некоторое время был посвящен в диаконы, потом в священники. И приблизительно через год поставили его настоятелем в поселковый приход в Дружковке.

“Мне было 37 лет, по меркам духовным - это вообще мальчик. А вокруг живые души, полсотни душ живых, за которые ты отвечаешь… И поначалу было тяжеловато. Огромная ответственность. А ответственность человека может раздавить или, наоборот, может поднять, дать ему старт. Так вот когда ответственность эта на меня свалилась, меня сначала придавило. Но у меня была масса запала такого, скажем, юношеского, который меня постоянно толкал вперед. Я катался на байках, добросовестно приезжал в храм в косухе, мои бабушки привыкли к этому со временем.”

Своих прихожан отец Игорь к такому зрелищу, конечно, подводил плавно. Он рассказывал им о своем увлечении мотоциклами, так сказать, готовил, чтобы не вызвать непонимания.

“Хоч би батюшка раз приїхав та показав свій байк” - любопытсвовали прихожане. Я приехал и показал, - вспоминает Игорь. - Все под впечатлением были поначалу, потом привыкли.”

И если с прихожанами все сложилось, то в мирской жизни не все было так же гладко.

Семья начинания Игоря в священнослужении поддержала, а вот многие друзья и близкие нет.

“Один приятель-байкер так и сказал: “Ну вот! Теперь и водки-то с тобой не попьешь!”, - вспоминает Игорь и добавляет, - Вот она, ценность общения - водки попить. Разве это так? Дело же не в этом. А в самом общении.

Когда мне открываться стали какие-то духовные закономерности, я, как нашедший сокровище, жемчужину, хотел со всеми своей радостью поделиться: “Вот, мол, смотрите, берите!” Многие, конечно, не поняли. Но были и те, которые, даже не понимая, радовались вместе со мной. Радовались тому, что я нашел свой путь.” 

Служба в церкви

И так, со временем многое встало на свои места: некоторые друзья все-таки вернулись, многих новых Игорь приобрел уже будучи священником. Он сдружился с байкерами-христианами из клуба “Воины ветра”. Они христиане, но у них протестантское направление.

“Христиан отличает всегда дружба. Это всегда помощь друг другу, терпимость и смирение, - говорит Игорь. - Никаких амбиций, никакого выпячивания злобного себя, как это бывает в сообществах, которые… водятся не духовными законами, скажем так.”

Они приезжали на службы отца Игоря в Дружковку. Он ездил с байкерами из Краматорска на байк-фесты к “Воинам ветра” в Донецк.

С другими единомышленниками устраивали мото- и велопробеги в Дружковке.

После боевых действий у местных краматорских прихожан не было возможности приходить на службы, поскольку в центральной части Краматорска прихода ПЦУ не было.

Храм ПЦУ

Поэтому сначала службы проводили в помещении по улице Марата, которое им предоставили волонтеры. А в 2015 году обустроили приход возле парка.

Отец Игорь говорит, что в планах есть построить здесь храм, но в связи с коронакризисом эти планы временно ”заморожены”.

На вопрос о том, как ему удается совмещать свои увлечения и служение, отец Игорь отвечает, цитируя писание апостола Павла: “Он пишет: “Для иудеев я был как иудей, для язычников я был как язычник, для беззаконных я был как беззаконник, но при этом я был с законом Христовым в сердце.” То есть “я был всем для всех, чтобы спасти немногих”. Так вот священник, мне кажется, да и вообще любой христианин должен быть очень гибким, быть близким людям, должен быть среди людей и быть открытым для общения.

И работа священника не только в проведении служб. Его работа - проповедовать. Когда своим образом жизни, когда общением с людьми, когда каким-то наставлением. Если ты сам веруешь, ты сможешь и другого научить.

Для меня было легко общаться с людьми разного круга: и с байкерами, и с моделистами, и с любыми технарями.

Когда человек находит себя в Боге и Бога в себе, он по-настоящему становится абсолютно свободным. Для меня христианство близким стало, потому что Бог меня в свободе не ограничивает: хочешь заниматься этим - занимайся, хочешь тем - занимайся. Только не забывай благодарить Бога, который все это тебе дал. Я себя нашел здесь. 

Тот, кто хочет познать свою жизнь и себя, я думаю, что в православии найдет много ответов. Просто нужно искать людей, которые помогут, подскажут, нужно читать и духовно расти.”

Інші статті на цю тему

коментарі