reklama-v-kramatorsk-post-top
Важливо :: Життя громади :: 01 червня 2021 11:25 , Лєра Пімкіна
den-zashity-detej (1)

"Я хочу, чтобы меня любили"

Эксперимент, в котором взрослые оказались в роли беззащитных детей

Как часто вы кричите на своих детей? Что побуждает вас сделать это? Что при этом чувствует ваш ребенок?

Накануне Дня защиты детей редакция “Kramatorsk Post” провела эксперимент, в котором любой взрослый мог примерить на себя роль ребенка и агрессивного родителя. “Ребенок” становился на коленки и мог говорить лишь две фразы “Я просто маленький. Я хочу, чтобы меня любили”, а “родитель” вставал на стул и имел полную свободу действий. Помогала нам друг нашей редакции, психолог Ирина Пилипенко.

Анастасия Бабенко, участница эксперимента

Результаты превзошли наши ожидания. Было все: и слезы, и ком в горле, и трясущиеся руки, и желание бросить все и просто обнять своего “малыша” и сказать ему “Я тебя люблю”.

Елена Круглова: “Когда на меня кричали, мне в ответ тоже хотелось самой крикнуть: “Я просто хочу чтоб меня любили!” Я стремлюсь все слова по отношению к своему ребенку пропускать через себя, всегда думаю, каково мне бы было на его месте.”

Анастасия Бабенко: “Когда Юля на меня начала кричать, мне сразу захотелось плакать, даже будучи взрослой я очень плохо воспринимаю крик в свой адрес.”

Валерия Пимкина: “В роли ребенка у меня было ощущение, что мы с моей “мамой” говорим на разных языках. Она кричала на меня, заставляла учиться, думать о будущем, а я пыталась двумя фразами сказать ей, что мне нужна от нее всего лишь любовь.Это как два разных мира - она хочет от меня чего то взрослого, а я хочу любви. Было очень сложно."

Юлия Мережко: “Я стараюсь в жизни не кричать на своих детей, криком мы просто показываем свое бессилие. Мне было тяжело, потому что я всегда опускаюсь на уровень глаз ребенка, когда общаюсь с ним. А в этой игре я была выше и мне было не по себе. Ощущение было мерзкое, было очень неприятно.”

Ксения Ковалева: “Мы все люди, у нас бывают сильные эмоциональные всплески. Но есть 350 способов выплеснуть свое негодование куда-то, но не на ребенка. Ты просто выгуляешь свою эмоцию, а ребенок тебя не услышит все равно.”

Дмитрий Лукьяненко: "Перед игрой настроение было скептическое. Но после того, как “мама” на меня закричала, я испугался. Во-первых, я поверил, что был не прав, мне захотелось оправдаться. Но фраза то была одна и я мог лишь интонациями пытаться это сделать. Ко всему прочему всплыли детские воспоминания, когда мама пыталась от меня добиться признания, а мне нужно было перед ней оправдываться. Я просто сидел и ждал, когда это все закончится.”

Алексей Ладыка: “Был реальный случай, когда Зоряна (дочь) долго не брала трубку. И наконец, когда я ей дозвонился, я сильно на нее накричал. Мы проиграли эту ситуацию с Леной, и она, отступив от правил игры сказала, что будет брать трубку и больше не заставит меня волноваться. Я почувствовал удовлетворение от того, что мы с дочерью сумели договориться.”

Ирина Пилипенко: “В первобытные времена крик был сигналом приближающейся опасности. Человечество эволюционировало, но наш мозг продолжает негативно воспринимать крик. Маленький ребенок, когда родитель начинает вести себя агрессивно по отношению к нему, попросту впадает в ступор. 

Ведь родитель отвечает за его безопасность, и при этом сам же сигнализирует об опасности. Позже крик и любовь для ребенка сливаются воедино в его ощущениях. И это может привести к неуверенности во взрослой жизни, страху перед авторитетами и к абьюзивным отношениям, в которых он будет позволять партнеру обижать себя.

Находящиеся здесь родители неоднократно нарушали правила и говорили о том, что любят своих детей, опускались к ним на колени, чтобы быть с ребенком на одном уровне, пытались их обнять. Наши участники - осознанные и ответственные родители, которые в реальной жизни не позволяют себе такого поведения. Хотя, мы все люди и эмоции очень часто берут над нами вверх.

Если вы пришли с работы на взводе и ваш ребенок что-то натворил, есть несколько способов успокоиться. Один из них - самый известный - посчитать до десяти и глубоко подышать. Есть еще один хороший способ, если вы злитесь и стоите, то сядьте. Если злитесь сидя - прилягте. Не бывает лежащих и гневающихся людей.” 

Ирина говорит, что единственный случай, когда крик на ребенка оправдан - это непосредственная угроза его жизни. Не порванные обои в зале, не разбитая чашка и не двойка в дневнике, а только лишь случаи, когда ребенку по-настоящему грозит опасность. 

Редакция благодарит психолога Ирину Пилипенко и всех участников эксперимента за полученные эмоции и новый опыт. 

Отдельную признательность за помощь в съемках выражаем молодежному центру “Факел”.

Інші статті на цю тему

koncert-8
spadschina-cover

28 відомих мешканців міста сфотографувалсь на фоні старовинних будівель та у впізнаваних місцях Краматорська для спеціального фотопроєкта Клуба підприємців

den-zahistu-ditej-zastavka

Найцікавіші заходи відбудуться у парках "Ювілейний" та Пушкіна

коментарі